пятница, 20 сентября 2013 г.

Ах, Александр Сергеевич, милый, ну что вы нам ничего не сказали ?

В прошлый раз я остановился на возвращении А.С.  в Кишинев. 


Проследим далее биографию Александра Сергеевича не с точки зрения пушкиноведов, а с точки зрения "могло быть - не могло быть",  поскольку, получается, что жизнь "Солнца русской поэзии" окутана плотной завесой тайны, и самое непонятное, это служил ли А.С. Пушкин, и если все же служил, то в какой должности и чем занимался.

Но, продолжим, из Кишинева Александр Сергеевич был командирован в Одессу в, условно говоря,  штаб Светлейшего князя Воронцова, губернатора Новороссии. Ситуация, мягко говоря - нелепая, опальный поэт, бунтарь, без трех минут - карбонарий, отправляется в прифронтовую полосу. Зачем ? Почему не в глушь, в глубь России или, скажем, в Сибирь ?

А вот если мы принимаем версию, что Александр Сергеевич делал успешную карьеру в Коллегии иностранных дел, то все встает на свои места. Мало того, он был отправлен с поручением ни много ни мало приглядывать за Светлейшим князем. Понятное дело, что Светлейшему это сильно не понравилось и он отправляет А.С. подальше от себя, с каким-то малозначительным поручением, вроде как проанализировать последствия опустошений, произведенных саранчой в отдаленных хуторах. Александр Сергеевич честно исполняет данное поручение, но пишет резкое письмо в Петербург своему начальству. А характер у А.С., по свидетельству современников, был вспыльчивый до вздорности, запросто мог и надерзить начальству, в особенности, если подобное поручение было уже не первым.

Как происходил обмен мнениями между руководством Коллегии иностранных дел и Светлейшим - мне неизвестно, но Александра Сергеевича отправляют в ссылку в Михайловское. И вот это действительно похоже на ссылку. Но одновременно и на отпуск, у ценного сотрудника сдали нервы, пусть посидит в родном имении, поостынет, придет в себя.

Забавно, что из Михайловского Александра Сергеевича пригласили в Петербург с почетом. Идем далее. По официальной версии после Одессы Пушкин был уволен со службы, "без награждения чином", и вновь вернулся на нее после женитьбы.

Далее в разработку к Александру Сергеевичу попадают Яицкие казаки. Примечательно, что данное территориально-воинское образование, так же как и недавно присоединенная Бессарабия, управлялось непосредственно Коллегией иностранных дел....

И Александр Сергеевич отправляется по местам походов Емельяна Пугачева, якобы с целью сбора материала для книги. Посмотрим на это дело с другой стороны. Вот кто бы, в Российской Империи, позволил опальному поэту, якобы состоящему под негласным надзором, шляться по местам недавнего крестьянского восстания, встречаться с людьми, вести непонятные беседы ? Да в три минуты бы скрутили и в кутузку. 

А с другой стороны "легенда" опального поэта и потенциального бунтовщика, собирающего материалы для книги о Пугачевском бунте, вот попробуйте придумать лучше ? Те, кому положено- были в курсе и препятствий не чинили, а наоборот помогали. Вот и получается, что эта поездка, как и поездка по Югу России - инспекционная. А "История Пугачевского бунта" - служебная записка, отчет по итогам инспекции, допущенный в печать.

Но идем далее, о якобы конфликте А.С. Пушкина с царственными особами. В доказательство приводятся слова царственной особы, о том, что мол "теперь он будет личным цензором" поэта. Упор делается на слове "Цензором". Ага, держи карман шире. Российскому Императору больше заняться нечем, чем исполнять обязанности третьего помощника младшего писаря. Теперь сместим акцент на слово "Личным" и получается что-то дружеское, покровительственное, почти интимное. И если мы принимаем версию, что уже в то время А.С. сделал блистательную карьеру в Коллегии иностранных дел и по долгу службы был посвящен в государственные тайны, то и некая предосторожность, что бы Александр Сергеевич в своем творчестве не сболтнул лишнего.

И самое загадочное. 

В первых документах расследования дуэли А.С. Пушкин первоначально именуется  не камер-юнкером, а КАМЕРГЕРОМ. Это уже потом, в официальных бумагах возвращаются к "официальной версии", что Александр Сергеевич Пушкин - камер-юнкер и Титулярный советник.

Вообще сам по себе чин камергера - скорее почетное придворное звание, прав на гражданский или военный чин не дающее. Это с одной стороны, а с другой стороны следующий за ним чин Тайного советника  - это уже генеральский чин и звание камергера легко объясняет появление Пушкина в недоступных для камер-юнкера местах и кабинетах, но надежно скрывает истинный чин последнего.

Исследователи приходят к выводу, что Александр Сергеевич Пушкин на момент дуэли занимал третью по значимости должность в Коллегии иностранных дел, был посвящен в о многие государственные тайны и по всем косвенным признакам должен был иметь чин Тайного советника. То бишь как минимум генерал-лейтенанта.

Вот и получается, что о реальной государственной службе Пушкина мы ничего не знаем !! А, по всем приметам, он был контрразведчиком в весьма немалых чинах. Можно привести тому еще немало косвенных доказательств, но документов, подтверждающих эту версию - не опубликовано. Почему ? Очень интересный вопрос !

Попробую раскрыть его в другом посте.

Ну и мое посещение Б. Болдино






Отправить комментарий