пятница, 17 мая 2013 г.

"Паломничество" в Макарьевский монастырь Часть II

Продолжение, начало здесь

Макарьевский монастырь встретил меня серо-жемчужным небом, началось мое, собственно, "паломничество", хотя, скорее, начались мои злоключения.

Народ, то бишь паломники, разминая затекшее тело, выгрузились из автобуса, и набирая скорость по ходу движения потянулись в монастырь. Поскольку мне торопиться было некуда, из автобуса я выгрузился последним и медленно побрел вслед стайке паломников, предводительствуемых активной и говорливой экскурсоводом - послушницей. 

Народ втянулся в монастырскую калитку, рядом с вечно-закрытыми старинными центральными воротами под надвратной церковью, женщины спешно надевали подобие монастырских юбок, кто был на экскурсии в подобных заведения, тот в курсе. В качестве юбки выступает квадратный кусок материи, с тесемками по одной стороне. Плюс такого же цвета подобие платочков. Ох, ну не любит христианская церковь женщин, ох - не любит ! а они ведь, чем ближе старость, тем более горячие сторонники, последователи и самые рьяные ревнительницы христианской веры. Парадокс, кого люблю - того и бью ?

Когда я таки проник через эту калитку в монастырь, народ уже в полном составе утянулся в церковь, где уже шла полным ходом торжественная служба. Делать нечего, побродив по территории монастыря, и, с легким удивлением обнаружив, что все двери во все без исключения храмы - заперты, ради любопытства заглянул туда, где шла торжественная служба. Что немного удивило, молящиеся были строго разделены на две неравные части, в центре храма стояло подобие массивной квадратной колонны, простой народ располагался справа, а слева молились монашки в своих черных одеяниях. Причем абсолютно не замечая, что сзади них кипит жизнь. В помещении была церковная лавка, с самым пошлым церковным товаром, где я от безысходности, приобрел несколько ламинированных на манер календариков типа иконки Преподобного Макария, исключительно для того, что бы привезти с собой хоть что-то в качестве сувенира. В былые времена на территории монастыря стояла небольшая обособленная от всех строений лавка, где можно было приобрести золотые и серебряные изделия на церковную тему. Что я всегда и делал в каждом монастыре, потом эти серебряные брелочки и медальончики вешал на связку ключей, некоторые сохранились там и по сей день. Но даже этого теперь не было, так что пришлось удовольствоваться "календариками". 

Поторчав какое-то время за спинами молящихся, поспешил на чистый воздух, голова после автобуса никак не проходила и я решил прогуляться по берегу Волги с тайной надеждой несказанно обогатиться. Было дело, в одно из предыдущих посещений монастыря в развеселой компании, возвращаясь с экскурсии на теплоход, на тропинке, ведущей от монастыря к причалу я нашел серебряную копейку. НАСТОЯЩУЮ ! В том смысле, что теперь этих копеек у горе-нумизматов, приторговывающих всякими значками и атрибутикой советской эпохи - не выкупишь, но у всех у них есть одна особенность. Одна или две дырочки, поскольку эти копейки из разобранного на части женского украшения - монисто. Эта же копейка было целехонька и долго жила у меня в бумажнике, пока в один черный день не ушла вместе с ним. Может из-за этого и началась черная полоса в моей жизни - не сберег ?

Но меня ждало разочарование и здесь, обогнув угловую башню обнаружил, что эту тропинку - заасфальтировали. Дойдя по ней до берега, что бы умыться, но все же глядя себе под ноги, нашел глиняный черепок. 

Оценив по достоинству юмор Преподобного отче Макария, поднял его и внимательно рассмотрев, пришел к выводу, что черепок явно не XX-го века, строго ручной работы, когда мастер не применял никаких шаблонов. Орнамент в виде последовательности углублений был сделан без применения каких-либо шаблонов, строго вручную.

Теперь этот черепок лежит у меня как память в кармане ветровки. Думаю, что он проживет у меня много дольше, чем серебряная копейка.

Вернувшись в монастырь, присел на скамейку, поставленную в арке главных ворот монастыря и немножко помедитировал, не столько что бы напитаться энергией намоленного места, сколько отдохнуть и расслабиться. Но расслабляться пришлось не долго, послышалось заунывное пение и стало понятно, что начался "крестный ход". Народ, с иконами и хоругвями нестройной колонной потянулся из церкви, где шла служба к воротам. Впереди шествовала, надо полагать, настоятельница монастыря, вслед за ней священники мужеского полу. Маленькая деталь, кто не в курсе, отправлять религиозный культ, даже в женском монастыре имеют право только священники-мужчины.

Поначалу у меня было желание присоединиться к хвосту колонны и прогуляться вокруг монастыря, благо путь не столь далек, монастырь в плане представляет из себя квадрат со стороной 200 метров, следовательно вся дорога не могла быть более километра, но что-то стало так лениво... и я решил дождаться окончания "крестного хода" в месте его старта, у ворот монастыря. Проходя мимо меня, батюшки как-то неубедительно попытались рявкнуть " И смертию смерть поправ", но вышло как-то без огонька, как-то тускло, устали, наверное.

И тут вдруг ударили колокола, вот не знал, что в Макарьевком монастыре есть колокола и процессия двинулась вокруг монастыря. Не совсем понятно почему, но они пошли "против часовой стрелки" ..... Это, кстати, одно из отличий буддизма от религии Бон, первые обходят святыни по часовой стрелке, вторые - против.

Процессия скрылась за угловой башней, а я присел на парапет. Ждать пришлось довольно долго. Звонарь (звонарица?) несколько раз прекращал/ла терзать колокола, но, перекурив снова принмался/лась за дело. Дилетантство было налицо, ритм звонарь(звонарица) явно не выдерживал, ну не бывший рокер - однозначно. И это при наличии задающего ритм большого колокола. Но да бог с ними, звонил/звонила как умел/ла.

Долго ли коротко ли, с неведомыми мне остановками, но процессия таки добралась в начальную точку. Тут все выстроились в ряд, опять же во главе с настоятельницей и батюшка начал читать какую-то молитву из услужливо подсунутой ему книжки, открытой на нужной странице.

После прочтения этой не самой короткой молитвы, двое довольно крепких мужичка среднего возраста поднесли батюшке какую-то лохань. Издалека она выглядела как серебряная или посеребренная, есть у серебра характерный отлив, ведра эдак на два. И батюшка, видать совсем озверев от бесконечной службы с подозрительным энтузиазмом и странной улыбкой стал окроплять верующих. Щедро поливая их водой при помощи какого-то маленького веника. День был жаркий, и подошел поближе к месту действия и встал рядом, ну почти рядом, с настоятельницей.

Завидев новую сухую жертву, батюшка, явно куражась, хорошенько поводил в лохани своим веником, и с широкой улыбкой и каким-то остервенением окропил нас с настоятельницей водой крест-накрест, потом еще раз. Видать воды было еще очень много, ну не нести же ее обратно !

Закончилось все тем, что батюшка, почти откровенно хлестал по щекам через чур ретивых паломниц, с готовностью подставлявших ему свое лицо. В чем тут тайный смысл этого действа - мне не понять !

И тут настал момент того, зачем я, собственно, приехал. Одна из монашек, вот явно непонятно как попавшая в монашки, молодая девушка, довольно высоко роста, с ладной женственной фигуркой, явно читавшейся даже под монашескими одеждами, огромными серыми глазами и утонченными чертами лица, которая запросто стала бы звездой дискотеки, собрала страждущих и повела их к знаменитой иконе Преподобного Макария. Войдя в храм, наконец-то открытий этой монашкой, и обнаружив, что в нем не горит ни одна свечка, а только две-три лампадки одиноко мерцали в полумраке, и почуяв неладное, я спросил у милой барышни в монашеских одеждах - "А со свечками как ?" Она ответила  коротко - "А -никак! Вы же не хотите, что бы храм - сгорел?" 

В церкви стоял прилавок, на котором разложены были самые разнокалиберные свечки, но за прилавком никого не было, а милая барышня явно не собиралась мне их продавать. Не долго думая, я сбегал к воротам, где на выходе стоял киоск со всякой церковной мелочевкой,  купил три свечки, вернулся обратно, побродил по церкви, пока народ плотной очередью медленно, по одному, подходил к иконе, стоял, крестился, целовал икону и отходил. Милая барыня стояла рядом  и после каждого страждущего протирала икону белоснежным полотенчиком. Надо отдать должное, стирать монашки не разучились.

Но в конце концов все страждущие прошли мимо иконы, я поднялся с табуретки, на которой сидел поодаль и подошел к иконе. Почему-то заранее сформулированная мысль из головы испарилась, и я с трудом, путано, но сформулировал те три пункта, которые заготовил заранее.

Милая барышня-монашка, видя в моей руке три свечки, молча протянула руку и взяла их у меня, потом спросила - "Звать как ?" - "Александр", кивнула и положила свечки чуть в стороне от иконы. Иди мол, я сама все сделаю ! Что она потом с ними сделает - мне неведомо, но выбора -не было !

На этом первая часть моего "паломничества", запланированная - закончилась. Есть и небольшое продолжение, но в другой раз. Итак букАв многА.



Отправить комментарий